Твоя Йога. Поэзия Души. Стекло.
Your Yoga
Единство. Свет. Любовь.
Единство. Свет. Любовь.
назад | поиск | печать | отправка | главная

Книги
автора сайта

Your Yoga

Объявления

Меню

В закладки

Your Yoga

Поэзия Души

Большая просьба автора сайта Твоя Йога - не использовать его стихотворения без указания его имени и фамилии.

Your YogaСтекло

Автор:
© Веретенников Сергей Васильевич
Издание 2001г.
г.Орёл.
ББК 84(2р)6

В книгу вошли стихотворения и фантастические рассказы написанные в период 2000-2001 годов.

Продолжение книги:

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ

СЕМЬ

Их было семь. И так было всегда. В этом был тайный смысл ВСЕГО и великая тайна, цена которой была - смерть. Никто не спрашивал: почему? - все знали: так должно быть. Если хочешь знать - умри.
Поговаривали, что раньше, когда ничего не было, Они были. И никогда не было так, чтобы Их не было. Они - ЖИЗНЬ, они основа ВСЕГО, хранители мудрости и бесконечного знания. Их ищут, Им поклоняются, в Них верят и всегда чувствуют Их незримое присутствие.
Что невозможно Им - невозможно никому, но нет ничего, что было бы для Них невозможно. Они ничего не делают, но всё Им подчиняется; в Их руках власть, но они не властвуют; они стоят в стороне от ВСЕГО, но ВСЁ - это и есть Они.

Её хрупкое тело было бледным и покрыто капельками пота. Её трясло от внутреннего холода и невыносимой боли. С посиневших губ срывались неясные слова, являясь как бы материализацией того кошмара, который бушевал в её сознании. Она бредила, - в нормальном состоянии невозможно пережить те страдания, которые причиняет больное тело.
Главный шаман объявил всему племени гаугабов, что её мучения скоро закончатся и она, наконец, обретёт долгожданный покой.
Но был кто-то, кто не хотел, чтобы она умирала. Он на столько не хотел этого, что готов был сам умереть вместо неё, если это было бы только возможно. Он любил её, и его любовь была бесконечной.
Его звали Ти, и он был храбрым и сильным гаугабом. Его непомерно могучее и мускулистое тело, как бы оно не казалось грубым и бесчувственным, вмещало в себя сердце, которому по нежности и мягкости не было равных. И сейчас это сердце готово было разорваться на части от того, что он, Ти, ничего не может сделать для своей любимой. Она умирает! а он, самый сильный человек планеты Гауги, беспомощно наблюдает, как драгоценная жизнь его самого любимого существа по каплям уходит в небытиё.
- Нет, нет, нет! - твердил он, забываясь от горя переполнявшего его сердце, и постоянно пополнявшегося от вида мучений его любимой. - Али, что я могу сделать для тебя!?
Шаман незаметно подошёл к Ти и мягко положил свою старческую, худощавую руку ему на плечо.
- Сынок, нет силы, которая была бы сильнее смерти, - сказал он. - Она подчиняется незримым для нас законам, мы не знаем их, и поэтому наш удел - покориться ей.
- Старик, умаляю тебя, сделай что-нибудь. Ты знаешь Ти, он не останется перед тобой в долгу. Ты прожил долгую жизнь, и я уверен, что ты прожил её не зря. Я уверен, что ты знаешь что такое смерть, потому что сам стоишь у её порога.
- Я не знаю... Я слишком слаб, сынок... Я мог бы узнать это, но, честно сказать, боялся. Боялся ответа. Боялся узнать что-то, с чем я уже никогда не смогу жить так, как я жил прежде. Ты меня понимаешь?
- Это не важно. По крайней мере для меня. Сейчас во мне нет страха, сейчас я готов на всё, лишь бы спасти то, что я бесконечно люблю. Говори, старик. Говори, где я могу найти ответ на мой вопрос.
- Это знание передал мне мой отец, который так же, как и я, узнал его от своего отца. Это знание передаётся из поколения в поколение, и никто не знает, где оно берёт свои корни. Но оно существует, и я бережно храню его.
Когда не было ничего, были Семь. Они создали ВСЁ. И нет ничего, что бы ни подчинялось Им. Они могут помочь тебе. Но путь к Ним очень труден. Готов ли ты встать на него?
- Я готов на всё.
- Тогда слушай...

Не ведая усталости, Ти взобрался на вершину Гилисары - священной горы, которой испокон веков поклонялись все его предки. Здесь дул сильный ветер и было очень холодно. Но это не беспокоило закалённое тело Ти. Тем более сейчас, когда он собирался умереть.
Он достал из сумки, искусно сплетённой из соломы, маленький глиняный горшок, который дал ему шаман. Открыв его, он заглянул внутрь. Там была какая-то однородная зеленоватая жидкость со странным запахом. “Выпей её, - вспомнил наставления Ти, полученные от шамана. - Это зелье поможет тебе увидеть смерть лицом к лицу...”
Страх. Он появился лишь на мгновение. Но Ти прогнал его так же быстро, как он и появился.
Одним глотком он выпил всё содержимое горшка. Ещё мгновение - и по его телу растеклась приятная, тёплая тяжесть. Ему захотелось спать. Веки медленно опустились, и он плавно провалился в бесконечность...

- Зачем ты пришёл к Нам? - «услышал» в своём сознании спокойный и безмятежный «голос» Ти.
- Я хочу знать, - ответил он так, как научил его старый шаман.
- Знать могут только Семь, - вновь «услышал» он.
Что говорить дальше шаман не знал, поэтому посоветовал говорить ему то, что велит ему его сердце.
- Тогда я хочу быть одним из Вас, - в отчаянии «сказал» Ти.
Наступила тишина. Она была долгой и пугающей. Ти со страхом подумал, что он сделал что-то не так.
- Хорошо, - вновь «раздался» долгожданный «голос», - так как ты пришёл к нам тем путём, который мы завещали твоим предкам, был верен ему, и в тебе не было страха - ты станешь одним из Нас. «Голос» исчез, и вновь наступила тишина.
Вдруг Ти почувствовал вибрацию, которая начала постепенно нарастать и усиливаться. Она заставляла вибрировать всё его естество. Бесконечная энергия, нескончаемым потоком вдруг влилась в него, переполнила его и, взорвавшись в сердце, понесла его во всех направлениях, сжигая всё то, что некогда называлось Ти...

Людям с Большого Света, которые прилетали на Гаугу, очень часто приходилось слышать от местных аборигенов миф о Ти и его возлюбленной Али. Они от души смеялись над ним, принимая его за примитивный вымысел отставших от цивилизации аборигенов, и никогда не верили в его реальность.
Но поговаривают, что потомки Али и Ти до сих пор живут на планете, потому что Али не умерла, а осталась жить.
И поговаривают, что такова была воля Семи.

 

АРЕНА

Два гладиатора стояли друг против друга, сжимая кулаки и напряжённо смотря в глаза противника. Вокруг арены гремела огромная вопящая толпа беснующихся зрителей. Сегодня особенный поединок, сегодня гладиаторы дерутся за свободу, а значит - насмерть. Лишь один из них покинет арену полноправным гражданином Соединённых Галактик Вселенной. Это великая удача для раба, это почти то же самое, что родиться заново.

Прогремел гонг, звон которого утонул в шуме гигантской толпы. Два гладиатора, сорвавшись с места, побежали навстречу друг к другу.
По мере их сближения, биомеханическая микросхема имплантированная в их мозг, под влиянием гомографических волн, которые порождались их мыслями, начала ускоренный процесс трансформации тел гладиаторов, преобразуя их в чудовищных монстров, матрицу которых они создавали в своём воображении.
Представление началось.
Толпа завопила ещё сильнее, словно включив какие-то запасные, хранящиеся именно для этого момента, резервы. Она не собиралась сдерживать свои эмоции, она пришла сюда именно для того чтобы разрядиться, чтобы хоть на время уйти от своих проблем; перевоплотиться, сбросив с себя социальные маски, слившись в единую ревущую массу. Сейчас она превратилась в дикого зверя, безжалостного и бесчеловечного. Сейчас она жаждала насилия, крови и, конечно же, смерти, смерти медленной и мучительной. Она хотела заглянуть ей прямо в глаза, и получить свою дозу шока, которая взбудоражит её нервы, доведя до оргазма. И потом, обессиленная, полностью измождённая от невероятного напряжения, она, разбредясь по своим норам, называемых домами, упадёт в тёплые пастели, ещё долго прокручивая, отпечатанный в её подсознании, «сладостный» кошмар. А сейчас нужно впитать в себя всё, не пропустить ни одного момента, насладиться каждым мигом редкостного зрелища.

На арене бились в смертельной схватке два гладиатора. Постоянно трансформируя свои тела, они превращались во всевозможных монстров. С диким криком бросались друг на друга чудовищные звери с планеты Илисаваки. Пронтозавр с Альтийских островов, покрытый острыми шипами, устремлялся на огромную змею, отливающую в ярком свете прожекторов чуть ли не стальной, на вид, чешуёй. Океанский краб с гигантскими клешнями и непробиваемым панцирем катался по арене в обнимку с желеобразной медузой с далёкой Оливии, которая, прилипая к противнику, разъедала его панцирь сильнейшей кислотой, сочившейся из её желез.
Подчас битва перемещалась с земли в воздух, когда гладиаторы трансформировались в крылатых монстров. В воздухе они сцеплялись в огромный, бьющий крыльями, комок, и вновь падали на землю, где вновь превращались в каких-нибудь ящериц или змей. Противники постоянно меняли свою форму, в ней легко угадывались части тела от различных ужасных тварей, которых только можно увидеть во вселенной. Постоянно мелькали ужасающие сознание клыки и когти, покрытые чешуёй хвосты, на концах которых блестели жала с сочившимся из них ядом.

Толпа была в экстазе. Такое зрелище можно увидеть не часто. Гладиаторы, которые дерутся за свободу - дерутся на совесть: жестоко и беспощадно, так, как нужно.

Через пол часа всё было кончено. Один из гладиаторов, на котором просто не было живого места от бесчисленных ран, потерявший много крови, и сильно ослабевший, на один миг потерял контроль над поединком. Этого было достаточно для его соперника. Одним мощным ударом руки-плавника тот отсёк ему голову. Поражённый противник замертво рухнул на окровавленную арену.
Биомеханические микросхемы, больше не получавшие сигналы из мозга, прекратили процесс трансформации. Тела двух гладиаторов вновь приняли свою изначальную форму.
По лицу оставшегося в живых гладиатора нельзя было сказать, что он рад своей победе. Склонившись над телом своего противника, он заплакал, сухо и тихо, так, как плачут настоящие мужчины. Его окровавленные уста шептали несколько слов, которые как капли таяли в океане крика толпы: "Прости меня, отец. Прости меня..."

 

ЗЛО

Центру. Операция «Зверь» подходит к концу. Военные силы противника полностью уничтожены. Ещё пару часов и от последней Гиперсилы во Вселенной не останется ни одного атома. Мы навсегда закроем врата Зла.

Он присел на самом краю огромной скалы. Дул ветер, поднимая вверх его жёсткие черные волосы. Под его ногами простирались крошечные прямоугольные и квадратные фигурки, которые были окружены тоненькой тёмной лентой - это было его королевство, королевство Сигамма. Сейчас оно казалось игрушечным, и Тиму даже показалось, что так оно и есть на самом деле. Но иллюзия не долго тешила его чистый разум. Реальность была слишком серьёзна, она не оставляла ни малейшего места в сознании для детских фантазий.
Тим знал, что его отец всегда приходил на это место перед решением трудных политических задач. Его память хранила последние слава матери: "Вот увидишь, Тим, - будет мир. Твой отец снова примет мудрое решение, потому что он - великий монарх".
Да, он был великим и мудрым монархом. Он всегда хотел только одного - мира. Владея ключом от Силикуты, он ни разу не попытался открыть её таинственную золотую дверь. Какая бы угроза не исходила извне, он всё же не допускал ни единой мысли, чтобы воспользоваться ключом - маленьким, крошечным словом, которое обретало способность отрывать Силикуту в устах посвящённых монархов.
То, что хранилось за золотой дверью Силикуты, по словам древнего придания, могло испепелить в одно мгновение любого врага. Но, как ни странно, оно до сих пор спало. Оно спало, ни кем не востребованное с незапамятных времён. Ключ передавался по наследству, из поколения в поколение, и ещё никто не осмелился пробудить то, чему даже не было названия, а было лишь одно слово, которое лишь единожды срывалось шёпотом с уст отца, который передавал его своему сыну, посвящая его в великую тайну. Одно лишь короткое слово, совершенно ничего не значащее на языке сигаммцев, «ЗЛО».
Отец всегда был против войны. И в последний день своей жизни, спустившись с вершины Пилы, он сказал матери: "Даже сейчас, когда на карту поставлена наша жизнь, я не открою Силикуту. Пусть будет так, как будет. Я слишком слаб перед Неизвестностью, Неизвестностью, которая может уничтожить Всё". Это были последние слова отца, которые помнил Тим. Потом начался кошмар, называемый войной, после которого не осталось ни его отца, ни его матери. Он остался один, наследник великой династии, в окружении своих подданных.
"Интересно, двенадцать лет, - размышлял Тим, сидя на скале, - это много или мало?.. Генералу Гарлу шестьдесят, советнику Рупи - семьдесят три. Мне двенадцать... Я живу всего двенадцать лет. Но я монарх. Во мне кровь моих предков, мои истоки берут начало из вечности. Я - результат великой династии монархов". Тим почувствовал, что сейчас в его маленьком хрупком теле одновременно присутствуют все те, кто когда-то правил Сигаммой. Ему стало дурно. Но он взял себя в руки, поборов в себе странные последствия нового осознания. Он снова посмотрел вниз, - маленькие геометрические фигурки словно бы смотрели на него умаляющим взглядом, прося спасти их от уничтожения. Сейчас всё зависит от него. Он может открыть Силикуту и спасти своё королевство, уничтожив врага, который снова спустился с неба на севере планеты. Это последняя надежда на спасение, - вся армия Сигаммы уничтожена, осталась лишь горстка раненых солдат, старики, женщины и дети.
- А почему бы и нет?! Нужно использовать тот шанс, который у меня есть. - Вдруг решительно сказал Тим. - Я сделаю это. Иначе я стану причиной уничтожения своего рода. Враг сотрёт с лица земли любое напоминание о нашей древней цивилизации. И я, за своё бездействие, стану соучастником преступления, преступления против моего народа. Пришло время, пробил час - я должен воспользоваться своей истинной властью, данной мне моим великим родом!
Резвые ноги Тима быстро принесли его к Силикуте. Перед её дверью он казался букашкой, она раз в сто была выше его роста.
Одно лишь слово - и огромная золотая дверь вздрогнула. Вековая пыль медленно посыпалась с её впадин и выступов. Плавно отворившись, она как бы безмолвно говорила маленькому мальчику: "Что ты наделал? Ты совершил великую ошибку! Но ты хотел этого. Поэтому входи и заверши до конца то, что ты задумал сделать".
Тим был ребёнком. Как и у всех детей в его сознании жило любопытство, которое в его возрасте всегда берёт верх перед страхом и способностью размышлять там, где мысли неизбежно заходят в свой логический тупик. Именно поэтому спустя целую вечность нога человека всё-таки ступила на пыльный пол Силикуты.
В центре огромного кубического помещения, с непонятными для Тима изображениями, располагался столб красного света. Он имел резкие границы, которые отчётливо выделяли его на общем тёмном фоне.
Целая вечность потребовалась Тиму, чтобы добраться до середины бесконечного помещения. Он чувствовал себя здесь пылинкой, которую каким-то образом занесло в эту безразмерную обитель каких-то великанов. Но вот он, наконец, пришёл. Ещё два шага - и он в красном сиянии...
Сознание Тима не могло осознать последующие события. Но, выйдя из столба красного света, он почувствовал, что что-то изменилось, - он стал другим. Стены помещения, в котором он находился, больше не казались ему огромными. Изображения на них были ему понятны. Он читал их, как язык, знакомый ему с самого детства.
При помощи своих огромных сильных мышц он с незначительным напряжением закрыл за собой золотую дверь Силикуты...

- Центру. Срочно. Говорит Перун. Думаю, это последнее сообщение с Сигаммы. Операция «Зверь» провалилась - Зло снова на свободе. Ещё несколько минут и с нами всё будет кончено. Приготовьтесь к новой Галактической войне. То, чего мы боялись - снова ожило. Мы сделали всё, что было в наших силах...

 

ДОБРАЯ ВЕСТЬ

Он не понимал, почему Она выбрала именно его. Многие тысячелетия один раз в год Великая Мать выбирала самых лучших из своих сыновей. Но разве он самый лучший? Калу исполнилось двадцать лет. В этом возрасте многие юноши его племени в одиночку охотятся на огромных варлов. Они кормят племя и защищают его от диких монстров, в изобилии населяющих их планету. А кто он? Хрупкое, немощное создание, которое едва ли может поднять двумя руками каменный топор, иждивенец, которого терпят и кормят только потому, что он вызывает в сердцах своих соплеменников жалость.
Но в этом году Великая Мать выбрала его. Жрец надел на Кала гирлянду из красивых цветов и подвёл его к огромному дискообразному предмету, стоящему на земле на четырёх небольших выступах. Перед его вратами, к которым подходила заросшая мхом и травою лестница, они оба упали на колени, произнося подобающие в данном случае молитвы. Наконец, ритуал был завершён, и жрец, не говоря ни слова, удалился. Когда Карл остался один, раздался мягкий монотонный голос. Это говорила Великая Мать.
- Здравствуй Кал. Ты можешь войти внутрь меня, - во время произнесения этих слов в дискообразном предмете образовался небольшой проём. - Я скажу, что ты должен сделать.
Кал медленно поднялся по ступенькам лестницы, и вошёл в синеватое свечение, исходящее из глубины дискообразного предмета, врата которого бесшумно закрылись за его спиной...

Эту историю Кал услышал ещё когда был совсем маленьким ребёнком. Её рассказала ему его мать. Это была красивая легенда о том, что все они являются потомками Великой Матери, которая спустилась на их планету с небес, что их далёкие предки вышли из Её чрева и уже тысячи лет как населяют эту дикую планету. Каждый год Великая Мать призывает к себе одного из своих сыновей, поглощает его в своём чреве, и никто не знает, что с ним происходит потом. Легенда также гласит, что если случится так, что кто-то войдёт во чрево Великой Матери и выйдет из него, то он принесёт с собой Добрую Весть.

Очарованный необычностью окружающей обстановки, Кал какое-то время стоял, не смея пошевелиться. Он чувствовал, что вдруг оказался в совершенно другом мире, в мире своих предков, и что от него теперь зависит что-то очень важное, - он должен исполнить какую-то великую миссию, для которой он выбран Великой Матерью.
- Не бойся, - Кал вздрогнул от неожиданности. Только сейчас он почувствовал как сильно напряжено его хрупкое тело. - Главная причина любого поражения - это страх. Он сковывает мысли и парализует сознание. Не бойся, и у нас всё получится. Тысячи лет я выбирала из твоего племени сильных и храбрых воинов. Но все они погибли, потому что они так и не смогли победить свой страх. Теперь я выбрала тебя... После тебя не будет никого. Ты последний. Ты моя последняя надежда. Мои энергетические ресурсы подходят к концу. Я долго служила людям, но я не вечна. Я всего лишь машина, и всё, что я могу сейчас - это сказать тебе, что ты должен сделать. Готов ли ты использовать наш последний шанс?
Это было слишком много. Слишком много откровений выданных за несколько минут. Но Кал сказал «да», и, говоря это маленькое слово, он почувствовал, как много ответственности он вдруг взял на себя.
- Хорошо. Для начала я немного расскажу тебе о тех, кто создал меня, и как получилось так, что я нахожусь здесь. Я космический корабль класса 54АХ. Я создана твоими предками, которые, управляя мною, могли путешествовать в космосе... Ты видел в ночном небе маленькие огоньки? - Кал кивнул головой. - Это всего лишь маленькая часть бесконечного космоса. Там много опасностей. И одна из них поразила твоих предков. Она медленно уничтожала их разум. Это невидимая энергетическая форма жизни... Но я не могу объяснить тебе это сейчас. Просто попытайся понять, что они очень сильно заболели. Они стали как дети, и больше не могли управлять мною. Всё, что я могла сделать, это опуститься на эту планету, сказать своим хозяевам, что я их Великая Мать, что они должны слушаться меня и продолжать свой род на этой планете. Я надеялась, что их потомки, в процессе эволюции, вновь обретут разум, который позволит им подняться в космос. Прошло 3476 лет по летоисчислению этой планеты. Мои ожидания с каждым годом всё сильнее и сильнее воплощались в реальность. Ваш разум обрёл нужную силу и ясность, но он никак не мог побороть животный страх перед знанием, которое было накоплено за миллионы лет существования великой цивилизации твоих предков. Все твои предшественники погибли от страшного ужаса, который возникал в их сознании... Тебе тоже предстоит пройти то же самое испытание - испытание знанием. Как и твоим предшественникам, я говорю тебе то же самое - то, что ты узнаешь и увидишь - это твой мир, в котором когда-то очень давно жили твои предки. Не нужно бояться этого, просто прими это таким, как оно есть.
Сейчас ты войдёшь в барокамеру, наденешь на голову тоненький металлический обруч, и я перенесу тебя в Н-измерение. Там я дам тебе все необходимые знания, и решу, сможешь ли ты управлять мною.

Кал по указанию Великой Матери подошёл к прозрачной двери, которая, как по волшебству, при его приближении, бесшумно отодвинулась в сторону. Он вошёл в круглое помещение, в центре которого находилось нечто похожее на мягкое ложе. Он лёг на него, и оно мягко приняло контуры его тела. Металлический обруч на несколько минут застыл в его руках - ведь после того, как он его оденет, может случиться всё, что угодно. Может быть это будет кошмар, после которого даже смерть может показаться облегчением.

- Победи свой страх, - услышал Кал, после того, как закрепил лёгкий обруч на своей голове.

Переход в Н-измерение был мгновенным. И сразу же в разум Кала влился бесконечный поток информации. За какие-то доли секунды он вдруг стал знать почти всё. Перед его взором открывались бесконечные миры. Он видел как вращаются галактики, как взрываются звёзды и чёрные дыры затягивают в себя пространство и время. Он входил внутрь атома, растворялся в бесконечных потоках энергий, постигал принцип мироздания и стоял у истоков вечности...

Сердце билось словно магический бубен Ненгана, шамана племени Кала. Великая Мать возвращала из Н-измерения того, кого раньше звали Кал. Кем он был сейчас он не знал. Но он был живой, и это было самое главное. Глаза были по-прежнему широко раскрыты от пережитого ужаса, а сознание до сих пор противилось тому, что в него насильственно вторглось. Ватной рукой Кал снял с себя металлический обруч и неуверенной походкой пошёл в направлении выхода из космического корабля.
- Приветствую тебя, мой новый хозяин! - услышал он голос бортового компьютера. И ему показалось, что в этом монотонном голосе он услышал еле заметную интонацию радости.
Люк открылся, и Кал вышел наружу. У подножия корабля, его ждало его племя, около ста человек, чудом выживших на этой дикой планете.
- Да здравствует Кал! - без ума от радости прокричал жрец. - Великая Мать сказала, что ты принёс нам Добрую Весть. Скажи её нам.
- Мы летим к звёздам!

Читать дальше »

Вернуться к содержанию книги

Сайт: www.youryoga.org
© Copyright 2003-2021 Your Yoga | на главную | новости